04.08.2022
Занавес для гастролеров. Железный

Филипп Киркоров отгастролировал в Крыму перед “героями спецоперации” и двинулся на Молдову. И перед ним там захлопнули двери. До этого Финляндия отказала во вьезде Вячеславу Бутусову. Причина – его поддержка военного вторжения РФ в Украину. А пропутинский Игорь Бутман даже и не надеется куда-либо выехать. Говорит: сидели дома в вирус, посидим еще. Разница в том, что эпидемия заканчивается. А репутация – она навсегда. Рядовых россиян, уже независимо от их позиции, тоже хотят ограничить в зарубежных поездках. Странно, когда русские туристы едут посмотреть Лувр, в то время как их армия убивает украинцев, – говорят западные политики, предлагающие отменить визы для граждан РФ.

Что думают об этом гости программы “Лицом к событию”? В эфире Валерий Паша, председатель сообщества WatchDog (Молдова), Дмитрий Семенов, журналист (Латвия), Борис Вишневский, политик (Россия). Ведущая Елена Рыковцева.

Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Филипп Киркоров отмыл свой страшный грех, а грех он совершил 1 мая, защитив Максима Галкина и Аллу Пугачеву от нападок всякого рода мерзких пропагандистов. Потом понял, что был не прав, что свою репутацию лояльного патриотического артиста он подорвал в Российской Федерации, и поехал замаливать грехи в Крым. Мы покажем сейчас сюжет, как он их замаливал, но после этого моления он попытался въехать в Молдову, и вот тут уже занавес и захлопнулся.

Елена Рыковцева: Для того, чтобы окончательно реабилитироваться, Филиппу Киркорову, конечно, следует построить по меньшей мере два ТРК “Звезда”, в Мариуполе и Донецке. Я думаю, это будет сделано, с его строительными способностями. А вот недопуск в Кишинев мы сейчас обсудим с общественным деятелем Валерием Пашей из Молдовы. Мы знаем, что в его приезде есть какая-то криминальная партийная история. Сыграло ли тут роль его выступление в Крыму? Молдова – не Украина, она не запрещает въезд в страну тем, кто посещал Крым. Но он был в Крыму со специальной целью – поддержать сторонников “спецоперации”. Это могло наложиться на ту историю, о которой мы будем сейчас говорить?

Валерий Паша: Недавнее скандальное выступление, возможно, как минимум вспомнилось в публичном пространстве, но, я думаю, не сыграло какой-то особой роли. Много лет назад меня пригласили на одно из местных телевидений вообще на другую тему, а потом оказалось, что умер бывший министр культуры, и мне пришлось комментировать похороны. Это был самый страшный зашквар в моей жизни! Сейчас я комментирую Киркорова.

Елена Рыковцева: Мы вас пытаемся приподнять в политику партии, “спецоперации”!

Валерий Паша: Исключительно с этической точки зрения запретить въезд Киркорову в любую страну – это хорошо, это позитивно влияет на здоровье общества, потому что слушать такое – это точно не добавляет здоровья обществу. Товарищ Киркоров весьма известен в Молдове, он, кстати, несколько лет назад получил звание Народного артиста Молдовы из рук своего друга, бывшего президента Игоря Додона. Он не раз тут выступал, в основном по вызову разных политиков: это были концерты на 9 мая, предвыборные концерты. Всегда объявлялось, что Киркоров приезжал выступать бесплатно. Представьте себе, какой добрый человек – бесплатно приезжает и выступает! Правда, он не выступает, насколько я понимаю, он под фонограмму раскрывает рот, но сути это не меняет. Даже под фонограмму бесплатно он в России вряд ли где выступает, а тут такой добрый. Естественно, речь идет о незаконных оплатах, об уклонении от уплаты налогов. Что самое главное – поет он здесь на ворованные деньги. И этот недавний эпизод, где он вместе со своими товарищами, еще с какой-то свитой певцов должен был приехать сюда и спеть на акции протеста.

Елена Рыковцева: Эту акцию протеста проводила конкретная партия?

Валерий Паша: Там было даже две партии.

Елена Рыковцева: Он и Моргенштерн. Ему полагалось 200 тысяч долларов, Моргенштерну – 60 тысяч. Забегая вперед, скажу, что они не вернули эти деньги.

Валерий Паша: Это самое интересное. Видимо, там была такая договоренность, что любые обстоятельства от них не зависят. Но Моргенштерн сам отказался участвовать после того, как объявили о его участии. Он не особо знал, куда едет и для кого будет выступать, его не предупредили, что здесь замешана политика. В соцсетях были выступления разных молдавских блогеров, активистов, которые обратились к Моргенштерну, объяснили, какие прохиндеи стоят за всем этим, что он едет сюда петь для коррупционеров от политики, которые при этом еще не напрямую, но по сути поддерживают агрессию против Украины. К его чести нужно отметить, что он сделал заявление в своем стиле, не совсем передаваемом в эфире приличной радиостанции: что он думает о тех, кто пытался его в это втянуть, – и отказался участвовать в этом концерте.

Читать  Сын в могиле, "Лада" в гараже отца

А товарищ Киркоров вполне себе с удовольствием приехал. Правда, концерт организовать не удалось. Формальным, подставным организатором оказался безработный из Кишинева, довольно известный в узких кругах. Его просто спросила полиция: откуда у вас деньги на концерт, на сцену, на все остальное? Естественно, он не мог показать, откуда это. А такие мероприятия нельзя проводить без контракта, потому что тут еще кто-то должен нести ответственность. В итоге концерта не было. Мое понимание такое, что Киркорова попросили отработать хоть так, в суде.

Я на самом деле очень огорчен тем, что его не пустили в Молдову: я надеялся, что его допросят прокуроры и предъявят ему обвинение в уклонении от уплаты налогов в Молдове и отмывании денег, потому что он получил незаконные деньги, ворованные у молдавского народа. Потому что тот, кто не знает, кто такой Илан Шор… Помимо того, что он муж певицы Жасмин, он является основным исполнителем самой крупной кражи в истории республики Молдова, когда из банковской системы практически одним махом украли миллиард долларов, которые на тот момент составляли почти 15% от ВВП страны. Это чтобы понимать, что это за персонаж, откуда у него деньги на Киркорова.

Почему Киркорова позвали на концерт – это тоже довольно банальная история. Они собрались проводить протесты против действующей власти, но никто на их протесты не идет, только за деньги, но и за деньги тоже много людей не соберешь. Люди недовольны тем, что у нас инфляция, сложная экономическая ситуация, но не недовольны до такой степени, чтобы идти и протестовать во главе с ворами, которые годами обирали эту страну. Чтобы как-то привлечь хотя бы молодежь или для телевизионной картинки, им нужно было показать, что вот собралась массовка, много людей пришло на протест, и они сказали: давайте сделаем концерт популярных российских артистов, которые за деньги готовы на что угодно, и будем это показывать по своему телевидению: якобы, смотрите, сколько людей собралось на протест против действующей молдавской власти! Все это провалилось.

Я очень огорчен тем, что его не впустили, даже выдворили. Надо было сразу пригласить его на допрос к прокурорам, предъявить ему обвинение и запретить выезд с территории республики Молдова до разъяснения всех обстоятельств или как минимум уплаты налогов и всех вытекающих.

Елена Рыковцева: Что здесь действительно вызывает вопросы: если он летел в Молдову, как говорит его адвокат, который приехал в аэропорт, он приехал как раз дать показания в рамках уголовного дела, то тем более странно, что его не впускают, когда он прилетел специально, чтобы дать показания. Поэтому я и думаю, что, как ни удивительно, может накладываться этот крымский момент, что его просто уже не пускают.

Валерий Паша: Я не берусь гадать. Понятно, что это была подстроенная история. Это не его адвокат – это адвокат обвиняемой, заместителя по партийной линии Илана Шора, его сообщницы, Марины Таубер. Они собрались сделать медийное шоу, на которое придут все журналисты: Киркоров выступает. Он бы заявил, что ничего такого не было. Я не знаю деталей, но на месте прокуроров я бы с удовольствием побеседовал с господином Киркоровым, спросил об этих деньгах, а потом еще поспрашивал бы о многих других эпизодах, как он якобы бесплатно приезжал петь для экс-президента Додона, а потом собирал с ним клубнику в родном селе Додона. Ежику понятно, что это не было бесплатно! Или как он пел для самого главного олигарха страны, сейчас беглого, экс-председателя Демократической партии Владимира Плахотнюка, который называл его своим близким другом. Обо всех этих эпизодах поспрашивать бы, как он якобы бесплатно тут пел. Там ведь всюду речь идет о незаконном финансировании политической деятельности, потому что это все были партийные мероприятия или как минимум неуплата налогов и отмывание денег.

Елена Рыковцева: Суммируем для нашей аудитории, что произошло: он все-таки, скорее всего, конечно, приезжал не по приглашению ни к какому следователя, хотя он действительно фигурирует в этом уголовном деле, но как свидетель. Он, скорее всего, приехал поддержать свою тусовку. Кстати, кто они идеологически, эти люди?

Валерий Паша: Идеологически это самое настоящее ворье, жулье.

Читать  Как изменилась "система Путина"?

Елена Рыковцева: Я имею в виду: идеологически они пропутинские или антипутинские?

Валерий Паша: Естественно, вся эта, как вы говорите, тусовка довольно четко завязана на разные политические и околополитические элиты в России. Например, товарищ Шор является мужем певицы Жасмин, которая является лучшей подружкой жены господина Пескова, Татьяны Навки. Несколько лет назад они вместе проводили новогодние праздники, и оплачивал все это Илан Шор из денег, сворованных из молдавской банковской системы.

Елена Рыковцева: То есть это свои люди, совсем не чуждые Филиппу Киркорову и той партии, в которую он влился. Он приехал все-таки как-то их поддержать, дать очередной бесплатный концерт в защиту Марины, или партии, или акции, но его не пустили, хотя следствие, возможно, было заинтересовано в том, чтобы с ним поговорить. Вы сейчас услышите опрос наших московских прохожих, которые вносили свои предположения, почему Филиппа Киркорова не пустили в Молдову.

Елена Рыковцева: С нами на связи житель города, который отстраивает Филипп Киркоров, – Борис Вишневский. Вы нам первый рассказали, что у вас новый спонсор, инвестор Санкт-Петербурга. Когда был Санкт-петербургский форум, вы перечисляли Киркорова в ряду фриков, которые там участвуют. Но, видите, он с серьезными задачами в Санкт-Петербург. Обратили внимание: люди мысли не допускают, что там может быть какая-то внутриполитическая разборка, связанная с Киркоровым? Они об этом не знают: ни истории с налогами, ни его истории с партиями, им об этом не рассказывают. Но они уже четко делают вывод, что, скорее всего, раз он был в Крыму, в госпитале, выступал перед военными, поэтому Молдова его не пустила. Вы чувствуете, что люди уже начинают связывать эти вещи?

Борис Вишневский: Мне лично Киркоров совершенно безразличен и как общественный деятель, и как музыкант, я никогда не был поклонником его творчества. Да, я с интересом послушал версию о том, что он связан с поддержкой политической структуры, которая, по мнению нашего коллеги из Молдовы, причастна к масштабным хищениям. Мне, кстати, интересно: если доказано, что они к ним причастны, если речь идет о похищенном миллиарде, почему они не сидят?

Елена Рыковцева: Марина, заместительница Шора, уже сидит.

Борис Вишневский: Она сидит, а остальные устраивают концерты в ее поддержку? Это абсолютно внутреннее дело Молдовы, кого к себе пускать, а кого не пускать. То, что Киркоров готов выступать везде, где за это или заплатят, или он получит какую-то другую выгоду, – это невозможно осуждать, это природа шоу-бизнеса. Он артист – это его работа, он все, что угодно, готов конвертировать в заработок, и за это совершенно бессмысленно кидать в него камнями, можно только ходить или не ходить на его концерты. Это совершенно никак не связано с его политической позицией. Сегодня он совершенно справедливо высказывается в адрес госпожи Симоньян, с одной существенной ошибкой, что она вообще никакой не журналист, а отвратительный государственный пропагандист, а завтра выступает в Крыму в госпитале.

Елена Рыковцева: Мы продолжим разговор о тех артистах, которых не пускают ровно по той причине, что они поддержали эту войну. Смотрим другой сюжет про другого артиста.

Елена Рыковцева: У нас на связи Дмитрий Семенов, журналист. Что вы думаете о том, что закрывают занавес перед этими артистами, которые заявляют о своей позиции поддержки и войны, и “героев, которые лежат госпиталях”, и так далее?

Дмитрий Семенов: Молдова – не первая страна, которая не пустила Филиппа Киркорова, одной из первых была Литва, еще до 24 февраля.

Елена Рыковцева: Страны Балтии действительно вводили свои ограничения за Крым – это точно.

Дмитрий Семенов: В этом плане я абсолютно солидаризируюсь с властями Литвы, которые еще с 2014 года занимают принципиальную позицию и не пускают таких одиозных артистов, как Филипп Киркоров, Олег Газманов; Тимати, по-моему, попадает в этот список в Литве и еще многие другие музыканты и культурные деятели. Эти музыканты и в Крыму пытаются выступить перед военнослужащими российской армии, которые совершают тягчайшие, ужаснейшие преступления по отношению к народу и военнослужащим Украины, они следуют поговорке “и рыбку съесть, и …” (продолжение, наверное, не стоит озвучивать в прямом эфире). Филипп Киркоров и другие всегда старались следовать этому принципу. Главный мотив их действий – заработать денег. Если до 24 февраля это получалось, за исключением отдельных стран (Балтии, Польши, еще каких-то), то после история обнулилась, и это, на мой взгляд, хорошо.

Елена Рыковцева: Валерий, вы уже сказали, что с точки зрения вкуса вы бы его вообще никуда не пускали, чтобы он не отравлял своим существованием культурную атмосферу той страны, куда он едет. А с точки зрения политической позиции, вы бы пускали к себе людей, артистов, которые не декларируют, не будут говорить это на концерте, устраивать вокруг этого демонстрации, но вы про них знаете из соцсетей, из их выступлений в России, что они за эту войну? По этой части нужно вводить ограничения или нет?

Читать  "Мы сломали логистику российской армии"

Валерий Паша: Это не совсем простой вопрос. Шутки шутками, пускай люди слушают, что хотят, у нас свободная страна. Проблема в том, что подобные пророссийские и даже антиукраинские позиции где-то в Молдове пользуются легитимностью из-за огромного влияния, которое всегда после распада СССР имели в Молдове российские государственные СМИ. Запрещать что-то на том же уровне, как это происходит в Литве… Я лично был бы за, но нужно учитывать политический контекст и то, насколько демократично подобное решение. Если добрые процентов 30, может, 40 в некоторые моменты, будут считать, что подобная позиция нормальна, они ее поддерживают, насколько демократично подобное решение? Это сложный вопрос.

Но в Молдове пропаганда войны запрещена законом. Если будут подобные открытые заявления, это уже подлежит либо административному наказанию, либо даже уголовному преследованию (в зависимости от тяжести этих заявлений и их последствий). Сейчас, я уверен, это не имеет практически никакого отношения к событиям, происходящим в Украине: это внутренние политические и околополитические разборки. Они долгие годы были у власти и выстроили совершенно коррумпированную, продажную систему правосудия, схожую с российской, где просто фабрикуют дела. Как только сменилась политическая власть, они все поубегали из страны. Господин Шор, например, прячется в Израиле, гражданство которого у него есть. Другой беглец, Владимир Плахотнюк, прячется на Северном Кипре, где вообще не применяется международное законодательство. Они все разбежались примерно год назад.

Елена Рыковцева: То есть она осталась одна, как Фунт, за всех сидеть, отдуваться?

Валерий Паша: Она отдувается и плюс пытается строить из себя жертву кровавого режима, как они стараются это представить. Молдавская политическая элита очень хорошо разбирается и играет на противостоянии внутрироссийской элиты. Были времена, когда экс-президента Игоря Додона поддерживали в Кремле, его поддерживала ФСБ, напрямую вмешивалась в избирательную кампанию в Молдове, более того, они били по партии Илана Шора и по нему. Из-за этого даже досталось лично пресс-секретарю Путина Пескову, когда разные связанные с ФСБ Телеграм-каналы писали о том, что он продажный, берет деньги у Шора и Плахотнюка, против которых тогда высказывалось высшее руководство России. За это Песков очень невзлюбил Додона, при любой возможности очень жестко над ним издевался.

Додон примерно раз в две недели ездил в Москву, надеялся хоть с кем-то встретиться, может, ему какие-то деньги выделят или получится сфотографироваться с кем-то и показать в Молдове, что у него серьезная поддержка в России, потому что только за счет этого у него и был какой-то политический капитал. При любом его визите… Вы знаете эти моменты, когда Песков отвечает без того, чтобы его кто-то спрашивал: он прямо смаковал, всегда делал заявления, что никаких встреч с Додоном у Владимира Путина не запланировано. Так было раза три-четыре. Понятно, что внутри страны все просто сразу смеялись над Додоном, что он ездит в Москву, клянчит встречи с Путиным, и смотри, как они над ним издеваются! В том числе внутренняя молдавская конкуренция имела такие далекие отголоски.

Елена Рыковцева: Он сам виноват. Для сохранения лица ему надо было говорить: а я езжу к брату, у меня брат живет в Совхозе имени Ленина у Грудинина и содержит молдавский ресторан.

Валерий Паша: На самом деле это не очень далеко, потому что родной брат Игоря Додона открыл немало бизнесов в России, пока Додон пользовался этой поддержкой. Он и до сих пор пользуется, у него общий бизнес с одним из сыновей Генпрокурора России Чайки. Кстати, брат Додона засветился в том числе в строительных подрядах в Крыму, в другом строительном бизнесе с Игорем Чайкой.

Елена Рыковцева: Нас ждет, к сожалению, гораздо менее веселая тема, чем Филипп Киркоров: это визовые ограничения, которые могут ждать практических всех россиян, независимо от их позиции. Смотрим сюжет о последних новостях на эту тему.

ОБСУЖДЕНИЕ ВОЗМОЖНЫХ ВИЗОВЫХ ПРОБЛЕМ ДЛЯ РОССИЯН СМОТРИТЕ В ВИДЕОВЕРСИИ ЭФИРА

Источник новости