04.08.2022
Продавец гладиолусов. Выйдет ли Виктор Бут из американской тюрьмы?

Информация о том, что российского торговца оружием Виктора Бута могут вскоре обменять на двух граждан США, один из которых осужден, а другая находится под судом, – повод вспомнить послужной список самого Бута. Он ни в чем не признаёт себя виновным, а доказательства против него считает сфабрикованными.

Виктор Бут принадлежит к новому поколению частных торговцев оружием, появившихся на мировом рынке после распада Советского Союза. В начале 90-х годов страны бывшего восточного блока избавлялись от устаревших арсеналов времен холодной войны, которым не видели применения. Но в так называемом “третьем мире” спрос на оружие оставался высоким. Опустевшую нишу заполнили частные предприниматели. Одним из них стал Бут.

От цветов к танкам и ракетам

Виктор Анатольевич Бут родился в 1967 году в Душанбе. Учился в спецшколе с углубленным изучением английского и немецкого. Отслужил в армии и в 1987 году поступил на португальское отделение Военного института иностранных языков. По окончании института в звании младшего лейтенанта был направлен на работу в Анголу и Мозамбик. Но на военной службе он долго не задержался: у Виктора Бута появился бизнес-проект. В Африке он увидел необъятное поле деятельности. Авиаперевозки в зонах военных конфликтов были крайне опасны. Но в России тогда появилось много безработных летчиков, и по сходной цене можно было купить самолет.

В 1992 году, когда ему было 25 лет, Бут заключил свою первую сделку – купил три грузовых самолета Ан-12 за 120 тысяч долларов. “У меня никогда не было инвесторов”, – говорил он в интервью New York Times Magazine летом 2003 года. Интервьюер поинтересовался, где же в таком случае 25-летний начинающий бизнесмен добыл первоначальный капитал для своего стартапа. Но Бут уклонился от ответа: “Найти деньги никогда не сложно”.

Найти деньги никогда не сложно

Свои первые большие деньги он сделал на доставке живых цветов в страны Персидского залива: южноафриканский гладиолус, купленный в Йоханнесбурге за два доллара, в Дубае продавался за сто. Одним рейсом Бут привозил 20 тонн цветов. “Это выгоднее, чем печатать деньги”, – с упоением рассказывал Ричард Чичакли, бухгалтер Бута, с тех пор уже тоже получивший срок в США. По словам Бута, Эмираты тогда наводнили русские нувориши, скупавшие все подряд, от карандашей до автомобилей и мебели IКEA: в независимой свободной России не было ничего. К 1996 году авиапарк Бута насчитывал 160 машин, штат его компаний – тысячу человек. После гладиолусов, мебели и замороженных цыплят настал черед оружия. Бут создал самую разветвленную и хитроумную сеть доставки этого запрещенного товара в обход санкций ООН.

Афганские талибы всегда рады поставкам оружия

Именно Бут зафрахтовал в 1995 году самолет татарской авиакомпании “Аэростан” для доставки партии автоматов АК-47 и другого военного снаряжения общим весом 30 тонн в Кабул, в распоряжение правительства Бурхануддина Раббани, чьи силы в то время отчаянно сопротивлялись наступлению движения “Талибан”. Рейс, однако, завершился принудительной посадкой в Кандагаре, захваченном талибами. В ходе переговоров об освобождении экипажа и самолета Виктор Бут, как писали газеты, превратился из друга Ахмад Шаха Масуда в поставщика лидера талибов муллы Омара. После этого экипаж совершил “дерзкий побег” из Кандагара на своей собственной машине в Шарджу (ОАЭ), где располагалась штаб-квартира компании Бута.

Все в том же интервью NYT Magazine Бут говорит, что несколько раз летал в Кандагар вести переговоры об освобождении экипажа и что в этих поездках его сопровождали должностные лица российского правительства. Переговоры, по словам Бута, провалились. Однако и “дерзкого побега” не было. “Вы правда думаете, что можно запрыгнуть в самолет, который год стоял на летном поле без всякого обслуживания, просто завести мотор и взлететь?” – спрашивает своего собеседника Бут. И после паузы объясняет: “Они не совершали побег. Их оттуда вытащили”. Кто именно – западные правительства, Россия? На этот вопрос Бут отвечать отказывается, намекая, что делает это в интересах безопасности – собственной и корреспондента: “Вы пытаетесь вычерпать озеро чайной ложкой. Есть могущественные силы…”

После возобновления в конце 1998 года боевых действий в Анголе председатель Комитета СБ ООН по ангольским санкциям канадский посол Роберт Фаулер поставил перед Советом Безопасности вопрос о неэффективности режима санкций против повстанческой армии Национального союза за полную независимость Анголы (УНИТА) под предводительством Жонаса Савимби. Совет поручил изучить вопрос группе экспертов. 10 марта 2000 года доклад Фаулера был представлен Совету Безопасности. Впоследствии он был дополнен докладами наблюдателей за санкциями в отношении УНИТА от 18 апреля и 12 октября 2001 года, содержащими детальную информацию о международной сети оружейных дилеров. Виктор Бут занимает в этих документах видное место. В январе 2000 года высокопоставленный западный чиновник – первый заместитель министра иностранных дел Великобритании Питер Хейн – впервые публично обвинил Бута в незаконных поставках оружия УНИТА.

В те же годы правительство США, озабоченное непрекращающимися вооруженными конфликтами в Западной Африке, санкционировало электронное прослушивание как правительств, так и партизанских вождей Демократической Республики Конго, Либерии и Сьерра-Леоне. Расшифровки телефонных переговоров дополнялись данными космической разведки и донесениями агентов, работающих “в поле”. В огромном объеме информации то и дело всплывало имя Виктора Бута – он был вездесущ. В ЦРУ собралась коллекция фотографий, запечатлевших российские грузовые Аны и Илы на тайных взлетно-посадочных полосах в африканских джунглях. На одном из снимков имеется изображение и самого Виктора Анатольевича на фоне одного из своих самолетов. Этот сделанный скрытой камерой портрет долгое время оставался единственным известным изображением Бута.

Поставщиками оружия были Молдова, Украина и страны Восточной и Центральной Европы с развитой оборонной промышленностью – Словакия и Болгария. Потребитель расплачивался с Бутом, как правило, алмазами. В декабре 2000 года проблема “кровавых алмазов”, превратившихся из средства финансирования гражданских войн в Африке в их цель, нашла отражение в очередном докладе миссии ООН в Анголе. Авторы документа обратили внимание на попытки Бута открыть гранильную фабрику в столице Руанды – Кигали, чтобы невозможно было установить происхождение алмазов. Была у Бута и операционная база в бельгийском городе Остенде, откуда камни поступали на свободный рынок Антверпена.

Повествование об операциях Бута достойно голливудского боевика (его, впрочем, и сделали). Типичный маршрут пилотируемого российским экипажем грузового Ил-76 начинался в болгарском порту Бургас. Четырехмоторный “Ильюшин” имеет полезную нагрузку 52 тонны – этого достаточно для транспортировки танка Т-62 или четырех единиц другой бронетехники. В подложных документах на груз значились, к примеру, запасные части для автомобилей или тракторов. В полетном плане в качестве конечного пункта указывалась столица Замбии Лусака. После дозаправки в Уганде самолет брал курс на Замбию с таким расчетом, чтобы войти в воздушное пространство этой страны ночью. Здесь он менял курс и разворачивался на запад, оставаясь невидимым для американских спутников. Над Анголой начинался самый сложный отрезок полета. Посадку на подконтрольной УНИТА территории приходилось совершать тоже ночью на временной взлетно-посадочной полосе. Полоса, не нанесенная ни на какие карты, готовилась просто: после расчистки бульдозером ее заливали водой. Высохшая на солнце грязь выполняла роль твердого покрытия. Полосу делали как можно более короткой и узкой. Кустарник по обеим сторонам подстригали ровно настолько, чтобы его не касались крылья “Ильюшина”. Из космоса подстриженный кустарник ничем не отличается от дикого обычной высоты. Достигнув указанных координат, самолет подавал радиосигнал, после чего встречавшие зажигали посадочные огни. Драгоценные камни, предназначенные в уплату за танк, были к моменту посадки заблаговременно проверены представителем поставщика – он находился на территории УНИТА постоянно. После повторной проверки на борту танк выгружался, и самолет поднимался в воздух еще до рассвета.

Противники группировки УНИТА, прокоммунистическое правительство Анголы, долгие годы получали советское оружие (фото 1988 года)

Противники группировки УНИТА, прокоммунистическое правительство Анголы, долгие годы получали советское оружие (фото 1988 года)

В середине 2000 года Вашингтон инициировал масштабную операцию, в которой участвовали разведки семи стран четырех континентов и должностные лица на уровне членов кабинета. России в числе этих стран не было. Телефоны Бута были поставлены на прослушку. За ним велось неусыпное негласное наблюдение. Власти ОАЭ предлагали американцам арестовать и выдать им Бута. Для его ареста в Шардже, где располагалась главная операционная база Бута и жила его семья, уже был готов отряд спецназа, но Вашингтон попросил отменить операцию, решив, что о тайной империи Бута известно еще далеко не все.

Поставщик “Аль-Каиды”

После терактов 11 сентября 2001 года досье Бута пополнилось новыми подробностями. Los Angeles Times в январе 2002 года сообщила о том, что Бут принимает непосредственное участие в операциях эмиратской авиакомпании Flying Dolphin, совершающей дважды в неделю регулярные грузовые рейсы из Шарджи в Кандагар. Глава компании, бывший посол ОАЭ в Вашингтоне и член правящей семьи Абу-Даби шейх Абдалла бен Зайед ас-Сакр ан-Нахайян, характеризуется газетой как деловой партнер Виктора Бута. Посол афганского правительства в изгнании в ООН Раван Фархади заявил газете, ссылаясь на американские разведданные, что в рамках этой схемы из Эмиратов в Кандагар доставляется химическое оружие – “цианиды и другие токсичные вещества”, закупленные в Германии, Чехии и на Украине. “Талибам эти химикалии не нужны, – утверждал посол. – Получатель этого груза – бин Ладен и его люди”. Тот факт, что “Аль-Каида” экспериментировала с нервно-паралитическими газами и другими отравляющими веществами, был подтвержден в августе того же года видеозаписью, на которой запечатлена сцена умерщвления газами собак.

После первых же сообщений в западной прессе о его афганских связях Бут спешно покинул Бельгию и переселился в Россию. 8 февраля 2002 года бельгийская полиция провела обыски в домах его партнеров и сотрудников. 18 февраля, когда бельгийцы направили в Интерпол международный ордер на арест Бута, он из Шарджи направился прямо в Москву – благо самолеты у него свои. 21 февраля начальник Управления информации МВД РФ Юрий Шувалов сообщил, что по указанию заместителя министра Николая Бобровского министерство проверяет информацию о причастности Виктора Бута к поставкам оружия для “Аль-Каиды”. Спустя неделю, 28 февраля, не названный по имени сотрудник Национального центрального бюро Интерпола в России подтвердил в интервью ИТАР-ТАСС факт существования международного ордера на арест Бута и добавил: “Бут также известен и тем, что выдавал себя за офицера ФСБ России, хотя никогда таковым не являлся”. По словам сотрудника-анонима, “в настоящее время его местонахождение точно не известно, но, по данным правоохранительных органов, Бут находится вне пределов России – в одном из государств, где есть упрощенный въездной режим”. “Бут известен как мастер путать следы”, – отметил сотрудник НЦБ и сообщил, что запрос о местонахождении Бута поступил в Россию еще в 1999 году. Известны были сотруднику и факт прописки Бута в Петербурге, и наличие у него квартиры в Москве. Депеша ИТАР-ТАСС имеет временнýю пометку 14:35, а в 15:08 в прямом эфире “Эха Москвы” состоялось знаменитое интервью Бута.

Я ничего в своей жизни не сделал такого, за что бы я мог переживать, от кого-то прятаться и бегать

“Конкретных фактов или конкретного обвинения, – заявил Виктор Бут, – фактов, о которых говорится, нет и не будет. А то чудовищное обвинение, которое выдвинули в мой адрес в последнее время, ну, чем оно чудовищнее, тем больше оно напоминает где-то 30-е годы, СССР тех времен, когда ловили врагов народа, арестовывали по доносу о том, что извините, куском газеты что-то где-то подтерли. Вот это очень напоминает такою ситуацию… Я ничего в своей жизни не сделал такого, за что бы я мог переживать, от кого-то прятаться и бегать”.

Поиски Бута неожиданно прекратились уже через три дня, 4 марта 2002 года, когда Федеральная служба безопасности России заявила, что у нее нет оснований подозревать Бута в незаконной деятельности.

В Москве с Бутом встречался в августе 2003 года – после восьмимесячного ожидания – Питер Ландесман, американский журналист-расследователь, сценарист, режиссер и кинопродюсер, опубликовавший интервью в NYT Magazine. В разговоре с ним Бут не отрицал, что возил оружие. По его мнению, перевозчик не несет ответственности за содержимое ящиков, загруженных на борт. Бут не считает этот бизнес нелегальным. “Нелегальное оружие? – переспрашивает он. – А что это такое? Если повстанцы контролируют аэропорт и город и разрешают вам посадку, что тут нелегального?” В конце концов, добавляет он, повстанцы превращаются в правительство, которое имеет право защищаться. “Оружие ничем не отличается от лекарств, – утверждает Бут. – На самом деле медикаментами можно нанести больше вреда, чем оружием”. “Убивает не оружие, – философски произносит он. – Убивают люди”. А когда Ландесман показал ему полученную от одной из европейских разведок копию накладной, подтверждающую факт поставки оружия либерийскому режиму Чарльза Тейлора, Бут назвал ее фальшивкой. “Если я расскажу вам всё, – замечает он по другому поводу, – я получу дырку вот сюда”. И показывает пальцем на свой лоб.

Виктор Бут, Пол Уилан и Бриттни Грайнер – предполагаемые участники обмена между США и Россией

Виктор Бут, Пол Уилан и Бриттни Грайнер – предполагаемые участники обмена между США и Россией

На третий день разговоров, когда у Ландесмана кончились вопросы, Бут повез его в частный загородный клуб париться в бане, сообщив, что, ежели американец несчастлив в браке, можно организовать интим с девочками. У Ландесмана создалось впечатление, что Бут ни от кого не прячется. Более того, он и свой бинес с “Аль-Каидой” не свернул. В сентябре 2002 года Washington Post, ссылаясь на источники в европейских спецслужбах, сообщила о доставке нескольких партий принадлежащего “Аль-Каиде” золота из пакистанского порта Карачи морем в Иран. Конечным пунктом маршрута была суданская столица Хартум. На этом последнем отрезке в операции участвовали самолеты Виктора Бута. Судан фигурирует в его послужном списке начиная с марта 1999 года, когда лондонская Guardian сообщила со ссылкой на британского пилота, работавшего в компании Бута, о регулярных нарушениях Бутом оружейного эмбарго ООН в отношении этой страны. С 1991 по 1996 год в Судане жил Усама бин Ладен.

Арест, суд и возможный обмен

Спустя пять лет Бут решил, что пыль осела и про него забыли, и рискнул выбраться за границу. Уж очень соблазнительным было предложение. Его арест в Бангкоке 6 марта 2008 года стал итогом операции Агентства по контролю за соблюдением законов о наркотиках (DEA) – спецслужбы в составе Министерства юстиции США. Сотрудники агентства, выдавая себя за представителей колумбийской левоэкстремистской партизанской группировки Революционные вооруженные силы Колумбии (FARC), через посредника сообщили Буту о желании закупить крупную партию ракет класса “земля-воздух” и пусковые установки к ним. Бут заинтересовался предложением. Его не смутил тот факт, что FARC признана в США террористической организацией. Переговоры о поставке проходили в несколько туров – на острове Кюрасао, в Копенгагене и Бухаресте, – но Бут участвовал в них заочно, через своего компаньона и по телефону, соблюдая сугубую осторожность. Наконец, мнимым покупателям удалось заманить его в столицу Таиланда.

Покуда таиландский суд рассматривал запрос США на экстрадицию Бута, Москва предприняла интересную попытку добиться его выдачи в Россию. Уже в день ареста Бута агентство РИА “Новости” опубликовало удивительное заявление “источника в правоохранительных органах”, пожелавшего остаться неизвестным. Источник сообщил, что Россия может потребовать экстрадиции задержанного, поскольку в России он “проходит по ряду уголовных дел в качестве подозреваемого”. Удивительны эти слова тем, что в Бангкок Виктор Бут прибыл прямым рейсом из Москвы, где жил, нисколько не скрываясь, и где у правоохранительных органов были все возможности расследовать обвинения. Прежде такие маневры Москве не раз удавались. Но с Бутом трюк не удался. Из таиландской тюрьмы Виктор Бут публично обратился к Владимиру Путину.

11 октября 2011 года в федеральном окружном суде Южного округа штата Нью-Йорк начались слушания по делу “США против Бута”. Подсудимый не признал себя виновным ни по одному пункту обвинения и отказался от дачи показаний. 2 ноября 2011 года жюри присяжных вынесло вердикт: виновен по всем пунктам. 5 апреля 2012 года судья Шира Шендлин приговорила Бута к 25 годам лишения свободы.

Адвокат Бута Стив Зиссу считает, что его клиент наказан за мнимое преступление: “Не забывайте: его преступление – это разговорное преступление. Никакое оружие не было продано. За него никто не платил деньги. Это было сфабрикованное преступление, созданное Управлением по борьбе с наркотиками исключительно для того, чтобы предъявить ему обвинение. А потом за это разговорное преступление обвинение потребовало пожизненного заключения без права досрочного освобождения”.

Аналогичного мнения придерживается жена Виктора Бута Алла.

Но у эксперта по контролю за незаконным обором оружия Кэти Остин иная точка зрения.

Судья Шира Шендлин назначила Виктору Буту минимальное наказание – 25 лет, тогда как обвинение просило приговорить его к пожизненному заключению. Думаю, обвинение представило убедительные доказательства его вины. Минимальный приговор полагается, если вы продаете одну ракету “земля – воздух”, а Бут предлагал продать целый арсенал: 700–800 ракет, тонны взрывчатки, тонны боеприпасов.

Состоится ли предложенный США несколько недель назад обмен Виктора Бута на двух американцев – Пола Уилана и Бриттни Грайнер? Первый, напомним, приговорен российским судом к 16 годам строгого режима, вторую как раз в эти дни судят за контрабанду наркотиков. Госсекретарь США Энтони Блинкен подтвердил, что обсуждал на днях эту тему по телефону с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.

Надеюсь, что после разговора с министром Лавровым я смогу активизировать усилия по их возвращению домой. У нас есть два императива, когда речь идет о произвольно, неправомерно задержанных американцах в любой точке мира, в том числе в России, включая дела Бриттни Грайнер и Пола Уилана. И я говорю это потому, что более чем к сожалению – к нашему ужасу – это, как вы знаете, практика, которой занимаются многие страны и которой мы стремимся положить конец.

Однако дело осложняется встречным предложением Москвы. Она, как сообщают американские СМИ, хотела бы включить в обменный список сотрудника российских спецслужб Вадима Красикова, который приговорен в Германии в декабре прошлого года к пожизненному заключению за убийство бывшего чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили.

Это недобросовестная попытка русских уклониться от серьезного предложения

Координатор по стратегическим коммуникациям в Совете национальной безопасности США Джон Кёрби считает российское предложение неприемлемым: “Удерживать двух американцев, которые были незаконно задержаны, в качестве заложников, чтобы обменять их на убийцу, осужденного в третьей стране, – мы вообще не считаем это серьезным встречным предложением. Это не что иное, как недобросовестная попытка русских публично уклониться от серьезного предложения”.

Адвокат Стив Зиссу уверен, что такие вопросы не следует обсуждать публично: “Худшее из того, что здесь происходит, – это слишком много того, что я называю мегафонной дипломатией со стороны США. Русские ведут себя очень тихо, но с американской стороны множество людей по той или иной причине высказываются об этом”.

Вчера американская пресса сообщила о новом предложении Москвы: обменять Уилана и Грайнер на Бута и Владислава Клюшина, который обвиняется в США в киберпреступлениях.

Источник новости

Читать  Занавес для гастролеров. Железный